Воскресенье, 2017-06-25, 7:26 PM
 
На главную
Меню сайта
Наш опрос
Какой вид туризма вас привлекает в Якутии?
Всего ответов: 544
 Из истории улусов Якутии

ПО СЛЕДУ ОРЛА
С 11 по 17 июня 2001 года мы ходили в поход по маршруту Петропавловск - Троицк - Развалины - Трубачи - Старое - Сюзяйи - Эльгэйи. Так как я входил в группу краеведов (руководитель Попова Н.Н.), то мне поручили по результатам экспедиции сделать доклад про коренных жителей правого берега Алдана, по местам, где мы бывали, в основном это местности Трубачи, Сюзяи и Большой Алас около Троицка. Коренные жители в основном селились в аласах, потому что держали много скота, в основном это были якуты и эвенки, что подтверждается существованием старинных кладбищ. Надписи на камнях на русском языке гласят, что под этими камнями покоятся останки жителей 2 эжанского рода. Если судить по датам на камнях, то надписи делались до массового переселения скопцов и староверов в наши края. Мы с трудом смогли прочесть надпись, датированную 1846 годом. Значит, русская культура проникла сразу с приходом казаков. В основном это захоронения 19 века.

Ангелы были без стрел, и камень сужался книзу. На остальных камнях надписи мы не смогли прочесть. Они были побиты временем, плохо различимы. На первом большом аласе с правой стороны по ходу нашего движения на высоком месте с помощью нашего руководителя Николаева Николай Васильевича мы набрели еще на одно кладбище. Надпись смогли разобрать только на одном камне, 1889 года. Было написано: здесь погребена якутка Фекла - Герой Труда. Оказывается, в те времена тоже были герои труда. Возможно, это была очень трудолюбивая женщина, которую за трудолюбие называли героем труда. Орехов Ваня вел подробные дневниковые записи, зарисовывал местность и рисунки с могильных плит. На этой плите около креста были изображены с одной стороны ангел, а с другой - рогатое существо с хвостом. Мы в первый раз увидели такой рисунок.

Из статьи Н. Конакова "Земля Усть-Майская" в "Усть-Майском вестнике" за № 53, 54, который, ссылаясь на краеведческую статью Куликовского, узнал, что бродячее тунгусское население, тяготеющее к реке Мая, составляет 6 эвенкиийских родов: мякагирский, кюрбюганский, 1 эжанский, 2 эжанский, 3 эжанский и бытальский. В 1854 году в трех эжанских родах насчитывалось 876 тунгусов-кочевников. А в 1910 году их было всего только 481 человек". Конаков делает упор, что исконные земли предков нынешних эвенков эжанского рода остались в основном в Хабаровском крае. Это подтверждается тем, что до сих пор охотники стараются достичь верховьев Маи.

Существуют несколько легенд.

Легенда 1. "В старину с верховьев Алдана пробрался сюда один "эджигеенец" по имени Манчыккыт. По договоренности с сородичами на берегу Алдана он установил условный знак. Условный знак состоял из веточки. Прикрепленной к стволу дерева в виде стрелы. Поднявшийся ветер повернул ее вдоль берега. Поэтому сородичи последовали дальше. Говорят, что они остановились где-то в низовьях Лены и тоже положили начало кюпэжанскому роду. Поэтому появились там поселения Эджигеен (Жиганск) и Кюп. Шесть сыновей Манчыккыта основали 6 эжанских родов". (С.Г. Дьячковский, 60 лет, эвенк Эжанский наслег, Усть-Майский район).

Легенда 2. "Предок эжанских эвенков жил в верховьях Алдана на озере Токо, его звали Бырпай Оросин. Он пошел разведать новые земли по Алдану, если найду хорошие места, поставлю метку, сказал он своей родне. Оросин воткнул высокую палку, на которую поперек прикрепил птичье крыло. Крыло вначале показывало в сторону Хатаргана, в последствии ветер повернул его вдоль берега Алдана. Родные подумали, что Оросин пошел дальше, и расселились вдоль берегов, и остановились только где-то на территории Баягантайского улуса, где их назвали "Кес Аллан", т.е. "бродячие алданцы". А Оросин с Хатаргана до Жуды стал родоначальником эжанского рода, который в последствии назвал 2 Эжанским родом, а те, кто поселился по Алдану ниже, назвали 1 Эжанским родом. Оросин непосредственный предок Сысолятиных". (П.П. Кириллин, 103 года, эвенк, Петропавловск, Усть-Майский район).

Легенда З. "В верховьях Майды, в Нелькане жили Эджигеены. Часть из них приплыла на берестяных лодках, часть шли по берегу с оленями. На месте остановки, в местности Суруктаах Тиит, они оставили для своих сородичей знак из веточки, вставленный в зарубку лиственницы. Поскольку ветер сдвинул ветку, их сородичи поплыли мимо и добрались до нижней Лены, и заложили начало Эджиганскому роду (Жиганцы). Оставшиеся здесь ламухнинцы-эджигеенцы основали наш Эжанский род". (Е.Н. Атласов, эвенк 68 лет, Эжанский наслег, Усть-Майский район).

Легенда 4. "В древности край этот был пустынный. Эвенки тогда жили на Амуре (Амыр). После какой-то неудачной войны с соседями, перешли через Становой хребет и, найдя верховья Алдана, стали спускаться вниз. Некоторая часть осталась на Алдане, а другая ушла на Татту. В это же время на Лену пришли якуты стали просачиваться на Татту. Эвенкам не понравилось такое соседство, он ушли по направлениям верховий маленьких речушек". (В.С. Ягодин, 85 лет, эвенк, Кюпцы).

Легенда 5. "Предок наш сами не знаем, кем был по национальности жил где-то в верховьях Алдана, звали его Быырпаем Оросиным. По одной Версии он ушел оттуда из-за бескормицы рогатого скота и коней. По другой - обиделся на старших братьев. В поисках новых земель Быырпай пришел в местность Ахпа зимой на лыжах. На берегу подвесил орлиное крыло в качестве указателя. Ветер изменил направление кончиков крыла, и сородичи проплыли дальше, и остановились где-то далеко. Там говорят, основали род Юп-Куолунгата. Возможно, поэтому нас потомков Сысолятиных эжаны называют "Куолунгаа или Куолумаа". Бырпай женился на Эжанке и стал родоначальником нашего рода". (Н. Ф. Прокопьев, 82 лет, эвенк, Петропавловск, Усть-Майский район).- (Николаев, Исторические предания и легенд народов Сибири, Ленинград, 1961 год).

Эти легенды еще раз подтверждают, что предки местных эвенков пришли в основном с востока. Нина Николаевна рассказывала, что в студенческие годы, она встречала в Ленинграде студентов эвенков из эжанского рода, приехавших из Хабаровска, которые рассказывали, что по преданиям в 17 веке часть рода ушла через Джугджурский хребет на Запад.

Сысолятина Таня в своей работе "Первые Русские поселения около Троицка", упоминает документ, написанный в 1675 году, который подтверждает, что здесь до прихода русских жили тунгусы, так называли в прошлом эвенков якуты. Тунгусы, а точнее тонгусы в переводе с якутского языка "мерзлые умельцы", т.е. умеющие жить в мерзлых условиях:

"Якутского уезда роспись дальним и ближним ясачным острожкам и зимовьям", составленном в Якутской воеводской канцелярии в 1675 году во времена воеводства Вилима Барнешлева. "... От Якуцкого ж вниз по Лене реке Майское зимовье; от Якуцкого плыть на судах по Лене до Алдана реки 5 дней, а по Алдану реке в верх идти до устья Мая реки 4 недели, по Мае вверх же до зимовья идти же недели, а на конях ехать через Хребет полчетверты недели осенним путем, ехать на оленях налегке до Уди реки к морю 4 недели. По той реке и у моря живут изменники майские тунгусы, которые в прошлом в 183 г. великому государю изменили и служилых людей Ивашка Карася с товарищами 17 человек побили; да по той же Уде многих родов неясачные тунгусы ..., а по тем рекам есть соболей и лисиц всяких и выдр много, и корму рыбного и звериного много ж, а конным путем и на нартах к тем рекам идти не мочно, потому что место дальнее... А том же Майском зимовье, против книг 182 году, ясачных тунгусов 258 человек, а оклад на них ясаку 13 сороков, 11 соболей, а в то зимовье посылается за мололюдством служивых людей - 20 человек, а амонатов (заложников) преж сего было в том зимовье 13 человек и те амонаты в 183 г. за малолюдством великому государю изменили, служилых людей побили, ясачную казну и казачьи пожитки унесли с собою; а буде над теми изменники и ясачными людьми, которые великому государю не послушны, послать ратных людей года на 2 и на 3, и смерить их ратным боем, и привесть под твою великого государя великую руку в ясачный платеж, подобно ратных людей сто человек и больши, и острожки по тем рекам поставить". (Калашников А.А. Якутия 1632-1917. Хроника. Факты. События - Якутск: Бичик, 2000).

После гражданской войны некоторые участники белого движения, по словам старожилов, уехали на родину предков и поселились там. Некоторые потомки стараются восстановить родственные связи.

Главной отраслью хозяйства были охота на копытных, пушного зверя, рыболовство и транспортно таежное оленеводство.

Основным орудием охоты служили ружье (пэкты ревун), самострел (бэркэн) большой ноги с удлиненной рукояткой (кото, уткэн) оленеводство в основном имела транспортное направление. Оленьи стада были не большими (от 15-100 голов) уход за животными заключался в постоянной смене пастбищ, сооружение изгородей во время отела, дымокуров, теневых навесов. "У кочевников 1 эжанского рода было 3070 оленей в среднем по 45 оленей на 1 хозяйство, во 2 эжанском роде на 134 человека имелось 1990 оленей, мякагирский род имел 2493 оленя. Бытальский 1917". (Н. Конакова "Земля Усть-Майская" в "Усть-Майском вестнике" за №53, 54). По словам старожилов Мякагирский род разводил оленей до конца 60 годов. А остальные роды уже в 19 веке, в результате смешивания, переняли у якутов скотоводство.

Например, у меня прапрадед Аввакумов Трофим Павлович записан в журнале "Илин" 1991 г. тунгусом 2 эжанского рода, родители уже якуты. Забивали домашних олений на мясо только в случаях неудачного промысла или когда семье угрожает голод. Рыболовство носило сезонный характер, но на Трубачах ловили карасей круглый год. На карте составленным эвенком Нестеровым в начале прошлого века на Трубачах водились окуни и сиги. Эту карту нам показал Николаев Николай Васильевич. Что подтверждает, что древнее русло реки Мая проходило по этим местам. "У русских эвенки позаимствовали срубное жилище, у якутов бревенчатую юрту и летнюю урасу, у бурятов в Забайкалье - валочную юрту. До этого жили в берестяных урасах, которые украшали специальными природными красками: охры кровавика, киновари, граутита". (С.И. Николаев, Исторические предания и легенд народов Сибири, Ленинград, 1961 г.).

"У некоторых эвенков эти краски сохранились. Из бересты изготавливали сосуды, короба для запасов, одежды, инструменты, женские принадлежности, мешочки для пищи, имели так же деревянную посуду". (Б.С.Э. 1987 г.). берестяная посуда древних эвенков сохранилась у некоторых местных жителей. У Емельяновых мы видели женскую сумку и круглую женскую шкатулку, принадлежавшие их прабабушке. У Поповых сохранилась древняя берестяная коробочка для хранения рукодельных наборов. Эти изделия склеены рыбьим клеем и на стыках скреплены маленькими деревянными штифтами, украшены сквозным цветочным орнаментом, раскрашены специальными красками и хорошо промаслены до полировки, в отличие от якутской берестяной посуды, которая расшивалась конским волосом. Позднее местные эвенки переняли якутскую технику изготовления берестяной посуды. Потому что в каждой коренной семье есть туеса, сшитые конским волосом.

"В XIX в. в обиход вошла покупная утварь, котлы, чайники и т.д. Ели мясо диких животных и рыб. Предпочитают вареное мясо с бульоном, обжаренное мясо и рыбу, толченое мясо, копченое с брусникой, густой мясной суп с кровью, колбасу с жиром, кровяную колбасу, суп из сушеного мяса, мороженую рыбу, вареную рыбу. Охотские, амурские", в том числе Усть-Майские, "эвенки делали юколу, толкли ее в муку и, обжарив, употребляли. Летом пили оленье молоко, добавляли его в чай, ягоды, сбивали масло. Чай пили так же с брусникой. Курили листовой табак.

Мука была известна, до того как пришли русские. Хлеб научились выпекать у русских, до этого делали на костре лепешки. Зимнюю одежду шили из оленьей шкуры, летнюю шили из тонко выделенной шкуры, ровдуги и ткани. Мужские и женские костюмы, так же кафтаны. Характерный головной убор делали из ушной шкуры с головы оленя, отверстий глаз зашивали и орнаментировали бисером". (Б.С.Э. 1987 г.). Как упоминалось выше, наши Усть-Майские эвенки смешались с якутами, поэтому давно переняли якутский язык и образ жизни. Одежду шили из тонко выделенной телячьей шкуры, тюне. Старые люди помнят, как носили такие замшевые костюмы в детстве. Такая одежда полностью исчезла из употребления в наших краях в конце 20 годов 20 столетия.

"Во главе эвенкийского рода стоял либо авторитетный старейшина - вождь, либо лучший охотник. Христианство для эвенков Юго-Восточной Якутии было чуждой религией. Даже во времена Советской власти, эвенки продолжали верить в свой шаманизм. Во времена Советской власти они без особого сожаления порвали с христианской церковью, но корни их древней религии остались до сих пор. Например: охотники верят в Баяная и Эhэкэнэ. У нас в Усть-Майском улусе называют Баяная - богом охоты, это подтверждает, что Усть-Майские подвергались влиянию якутов. Джудинские эвенки обожествляли Эhэкэнэ - который похож на обычного медведя, и по этому медведь пользуется уважением. Бывший шаман 80-х годов, эвенк Алданского района Архипов Р.П. уверен, что данное божество имеет образ старых медведей, медведиц, одетых в эвенкийский костюм. Он пишет, что во время камлания: "Я несколько раз посещал берлогу, но они меня всегда встречали по медвежьему, высунувшись по пояс из берлоги". Эвенки кормили жертвенный огонь и говорили:

Безмерно богатый
Дедушка мой господин
В учтивом поклоне
Колени приклонив
Стою я снова
Перед образом твоим
Добычу охотничью
Что назвали мне
Не забудь направить
В тропы мои
Дай мне дичи
Алыас, алыас, алыас.

У якутов, эвенков Усть-Майского улуса орлиное перо, подобранное при особых обстоятельствах считалось талисманом. Если они угощали голодного орла свежатиной, и он терял перо, то эвенки считали, что царь "птиц" отблагодарил за угощение. Перо подбирали и хранили. Когда убивали медведя, громко каркали по вороньи, на месте убийства медведя оставляли макет ворона, в рот которого впихивали кусочки мяса, а туловище обмазывали кровью, как бы оставляя вместо себя виновника" (глава 10) (С. И. Николаев, Исторические предания и легенд народов Сибири, Ленинград, 1961 год).

На Сюзяе тоже жили эвенки 2 эжанского рода. Мы посетили несколько старинных кладбищ. Они стали зарастать деревьями. Одна из плит принадлежит моему предку Аввакумову, эвенку 2 эжанского рода. Имя плохо различимо. Мой прапрадедушка житель Сюзяйи Аввакумов Трофим Павлович 72 лет был расстрелян весной 1928 года по делу называемой "Ксенофонтовщина". Это я узнал из журнала "Илин" 1991 года. До этого я слышал, что мои предки жили в Сюзяйи, но были сомнения. На этот раз удостоверился. Мой прадедушка Аввкумов Агей Трофимович и его брат Егор Трофимович погибли в Великую Отечественную войну. Кстати, Егор Трофимович не упоминается нигде потому, что прямых потомков не осталось; он не успел жениться, а жителей Сюзяйи в Петропавловске и в Усть-Майе мало знали. Его помнит только Сысолятина Варвара Петровна и мой дедушка. За это время фамилия Аввакумов изменилась. Стала Абакумов. Хотя наши родственники в Кюпцах сохранили ее первоначальный вид. Говорят, когда выдавали паспорт моему прадедушке, написали неправильно с тех пор так и пошло.

Одно кладбище уничтожено, распахано под поле в 70 годах. Намогильные камни валяются в разных местах этого поля. По рассказам братьев Николаевых, в ту пору работавших в совхозе, что тракторист, распахавший поле, приезжий парень, в то же лето утонул.

Во время нашей экспедиции мы встретили обломки старой берестяной лодки, которая достигала длинной 15 метров, сделанная из подручных материалов бересты и деревянных прутьев. Они предназначались для перевозки грузов по реке. Ее ширина была 70 см, лодка очень быстро могла передвигаться по реке.

На Сюзяи жили семьи эвенков: Нестеровых, Захаровых, Аввакумовых, Березиных и другие, пока еще не установленных мною. Надеюсь установить в дальнейшем. Потомки, перечисленных семей проживают в Усть-Мае, Петропавловске и в Эжанцах. У многих изменились фамилии. Например, потомками Захарова Николая являются Поповы Валерий, Альберт, Сергей Николаевичи, Николаевы Евгений, Вадим, Яна, Наташа, Ольга, Сергей Александровичи и другие. Потомки Березина Дениса стали Низовыми, Шелеховыми, остальных не знаю. Фамилия же Березиных, по словам старожилов, продолжается в Якутске, Эжанцах и даже в Казани. Отрадно то, что они своих корней не забывают и поддерживают родственные отношения.

В конце своей работы выражаю благодарность нашим проводникам: Николаевым Николаю Васильевичу и Михаилу Васильевичу за то, что познакомили с родными местами проживания моих предков, руководителю кружка "Поиск" Поповой Нине Николаевне, моей маме Маргарите Семеновне за помощь в подборе исторического материала.

Сергей Абакумов, ученик
Петропавловской средней школы
Усть-Майского улуса

Просмотров: 2500
Бесплатный хостинг uCoz